Религиозное образование в современной России

Проблемы государственного контроля за обеспечением свободы совести в сфере образования

Куприянов Ф.А., к.ю.н., адвокат АПМО религиовед,
 зав. каф. Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета

Можно ли преподавать религию в школах в светском государстве? Да или нет? Этот вопрос настолько сложен в современной России, что Министерство образования и науки РФ само не в силах его разрешить. Для этого недавно министр образования Андрей Фурсенко, обратился в Общественную палату с просьбой вынести свои рекомендации по изучению одно из религиозных предметов «Основы Православной Культуры». 27 ноября 2006 года после совместного заседания трех комиссий Общественной палаты были утверждены рекомендации "по вопросам изучения религиозной культуры": «Предмет "Основы православной культуры" должен быть исключен из школьной программы и заменен на универсальный курс религиоведения.

В сфере образования общая тенденция, наблюдаемая сегодня во многих странах мира, выражается в секуляризации образования. При этом имеется в виду не столько исключение религии из сферы образования, сколько перераспределение ответственности за образовательные процессы. В современных условиях государство несет главную ответственность за вопросы образования.

Одно из проявлений такой секуляризации видится в усилении контрольных и надзорных функций государства, в том числе в негосударственном образовательном секторе, подчинении религиозных организаций государственным стандартам и требованиям, касающимся образовательной деятельности[1].

Согласно Большой советской Энциклопедии, образование - процесс и результат усвоения систематизированных знаний, умений и навыков. В процессе образование происходит передача от поколения к поколению знания всех тех духовных богатств, которые выработало человечество, усвоение результатов общественно-исторического познания, отражённого в науках о природе, обществе, в технике и искусстве, а также овладение трудовыми навыками и умениями.

Так же определяется, что образование есть необходимое условие подготовки к жизни и труду и основное средство приобщения человека к культуре и овладения ею.[2]

Право на образование закреплено в Конституции РФ[3]. В ст. 43 указывается, что каждый имеет право на образование, закрепляются и многие другие гарантии. Помимо Конституции РФ данную сферу регулирует так же Закон РФ «Об образовании»[4].

В соответствии с указанным законом и Национальной доктриной образования в Российской Федерации[5] принципами государственной политики РФ в сфере образования являются:

       уважение к правам и свободам человека;

       единство федерального культурного и образовательного пространства, защита и развитие системой образования национальных культур, региональных культурных традиций и особенностей в условиях многонационального государства;

       общедоступность образования;

       свобода и плюрализм в образовании;

       демократический, государственно-общественный характер управления образованием, автономность образовательных учреждений;

       светский характер образования в государственных и муниципальных образовательных учреждениях.

Последний принцип указывает на светских характер образования, но одновременно с этим светское образование должно выполнять свои цели по передаче «духовных богатств» и «культурных ценностей». Насколько возможно последнее без религиозного, этического или религиоведческого компонента образования? В советский период этот вопрос решался просто – все, что было до 1917 года – это «мракобесие» и «буржуйская культура прихвостней царизма». В последствии, правда, пришлось отказаться от подобной идеологии, процветавшей в 20-е года ХХ столетия, и признать частично «достижения» русской культуры, литературы, искусства, но большинство того, что укрепляло сознание людей до революции, было «с позором» изгнано из учебных программ.

Система образования претерпела серьезные изменения. В дореволюционной России в середине XIX — начале ХХ вв. в структуре Русской Православной Церкви была создана система религиозных учебных заведений, охватившая все уровни образования. В 1884 г . было законодательно оформлено создание церковно-приходских школ, т.е. начальных общеобразовательных учебных заведений и к 1905 г . действовало 42 696 церковно-приходских школ и школ грамоты, в которых обучалось 1 983 817 учащихся[6]. Причем выпускники церковно-приходских школ могли продолжить свое образование в создававшихся с 1884 г . церковно-учительских, и с 1895 г . — второклассных учительских школах, также подведомственных Св. Синоду. Эти учебные заведения осуществляли подготовку педагогических кадров для начальных церковных школ. Причем, даже, несмотря на узкопрофессиональную направленность учительских школ, получаемое образование позволяло их выпускникам не только заниматься педагогической деятельностью, но и поступить в высшие учебные заведения, в том числе и светские.

Для получения духовного образования мужчины могли поступать в семинарии, а затем в академии, уровень которых в то время был вполне сравним с университетским образованием.

Не были лишены возможности получить образование и женщины. С 1868 года получают стройную организацию епархиальные женские училища, которые по уровню образования, приближались к женским гимназиям. В 1914 г . система религиозного образования получила свое структурное завершение: при московском Скорбященском монастыре был открыт Женский Богословско-педагогический институт, который стал третьим государственным высшим женским учебным заведением.

В таком виде система церковных учебных заведений просуществовала до Февральской революции 1917 г ., после которой Временное правительство законом от 20 июня 1917 г . передало в ведение Министерства народного просвещения все школы, финансируемые на средства государства, в том числе церковно-приходские школы, второклассные и церковно-учительские. Если при Временном правительстве речь шла лишь о передаче государству церковно-приходских и церковно-учительских школ, финансируемых из государственного бюджета, то Советская власть поставила вопрос вообще о передаче дела образования и воспитания из духовного ведомства в ведение Наркомпросса, которому по постановлением от 11 декабря 1917 г.[7] переподчинялись все духовно-учебные заведения, в том числе епархиальные женские училища.[8]

 Изданный 23 января 1918 г . декрет «Об отделении церкви от государства и школы от церкви»[9] в законодательном порядке прекратил существование церковной системы народного образования.

Все образование стало светским. Поменялась сама методика преподавания, все «поповское» и «царское» было удалено из общеобразовательных предметов, к примеру, из истории России и литературы!

Впоследствии вся система образования была пропитана основной идеологией коммунизма и материализма.

Такая ситуация просуществовала вплоть до конца ХХ века, когда после принятия Конституции РФ основные свободы и права граждан перестали быть просто лозунгами. Отразилось это и на деятельности религиозных объединений.

В современном российском общественном сознании активность религиозных организаций связана преимущественно с коллективным отправлением культа, богослужений и ни с чем более. Это обусловлено сохраняющимися советскими традициями, при которых религиозные организации находились на обочине социальной жизни, согласно принципу отделения Церкви от государства, что привело к слабости (финансовой, кадровой, организационной) самих религиозных структур. Такая ситуация отличает наши страны от других, где религиозные организации помимо непосредственно культовой активности занимаются и другими видами деятельности: благотворительной, просветительской, попечительской, издательской, коммерческой и т.д. Одним из таких видов является образовательная деятельность[10].

Федеральный закон «О свободе совести и о религиозных объединениях»  1997 г.[11] позволил законно действовать на территории РФ многим религиозным объединениям. В том числе стало развиваться и религиозное образование.

Необходимо определить, как соотносятся понятия «светское», «духовное» и «религиозное образование».

Духовное образование, по мнению преподавателя Белгородского Государственного Университета, Козлова К.В., - это иерархично структурированная система профессиональных (среднеспециальных и высших) учебных заведений, образовательная деятельность которых направлена на подготовку священно- и церковнослужителей, и в которых религиозная компонента содержания образования является доминирующей. Система духовного образования Русской Православной Церкви включает духовные училища, семинарии и академии.

Религиозное (церковное, церковно-гражданское, конфессиональное) образование понимается как промежуточный между духовным и светским тип образования, содержание образования которого включает наряду с общеобразовательной (или профессиональной) компонентой и религиозную (теоретическое изучение основ вероучения и построенную на религиозных ценностях систему воспитания), реализующуюся в учебно-воспитательной деятельности церковных образовательных учреждений. В структуре Русской Православной Церкви это — Православные гимназии, Православный Свято-Тихоновский Гуманитарный университет, Православный университет св. Иоанна Богослова и др. Данные учебные заведения не являются ориентированными на профессиональную подготовку священнослужителей, скорее наоборот, их выпускники — воцерковленные миряне[12].

Религиозные организации во многих странах не ограничиваются только религиозным образованием, они владеют общеобразовательными школами, светскими колледжами и университетами. К примеру, в Нидерландах в государственных школах религия не преподается с начала ХХ века, но одновременно с этим больше половины, а то и 2/3 всех учебных заведений католические и протестантские с конфессиональным образованием.[13]

Причем данные учебные заведения, несотря на аффилиированность с религиозными структурами, предоставляют общее светское образование, в связи, с чем, возможно, разделить образовательную деятельность религиозных организаций и религиозное образование. В данном контексте образовательная деятельность — более широкое понятие, чем религиозное образование, и включает в себя помимо религиозного образования множество светских аспектов[14].

С данной точкой зрения вполне можно согласиться. Добавив, что в современном российском обществе необходимо реформировать систему образования на всех уровнях. Это связано с культурой образования. Образование дает не просто совокупность знаний, но и закладывает основы мышления учащегося, а так же формирует его мировоззрение. В дореволюционной России образование не мыслилось без религиозной компоненты, в первую очередь Православной. В советское время данная компонента была полностью изъята из учебного процесса и заменена марксистко-ленинской идеологией, атеизмом. В современности ценности марксизма-ленинизма, которые зачастую были рецепцией религиозных норм, подвергаются сомнению и даже высмеиванию, а религиозная составляющая уже «традиционно» не входит в образование, и эту лакуну заняла концепция демократии, которая все больше заменяется из-за низкого уровня гражданского самосознания и неумения жить в демократическом обществе, концепцией «свободы-вседозволенности» на этом фоне развивается преступность, разрушается институт брака и т.п. все это следствие того вакуума, который образовался после изменения государственного строя.

По мнению профессора Кудрявцевой, мировоззренческий плюрализм стал тяжелейшим испытанием для общества, причем это породило повальное увлечение не столько религией, сколько астрологией, мистикой, новыми околорелигиозными идеями и концепциями[15].

С точки зрения представителей религиозных объединений именно выключение религиозной (светской этики, как варианта) компоненты в образовательный стандарт позволит решить данную проблему.

В мировой практике существует несколько вариантов соотношения религиозного и светского образования. Причем неверно предполагать, что все светские демократические государства не допускают преподавание религии в государственных учебных учреждениях.

Безусловно, каждое государство решает вопросы, связанные с образовательной деятельностью религиозных организаций в соответствии со своей религиозной и образовательной политикой, религиозной и культурной историей. В странах с сильными религиозными традициями религиозное образование не может быть оторванным от общей системы образования и учащиеся получают образование, частью которого являются религиозные знания.

Так, в соответствии с конкордатом между Итальянским государством и Ватиканом, католическое обучение является часть исторического наследия[16]. Согласно Конституции Норвегии все граждане должны воспитывать своих детей в официальной религии[17]. Израильское законодательство об образовании содержит положение, во исполнение которого и религиозные, и нерелигиозные школы должны преподавать ценности иудейской культуры[18]. В Англии учебные программы общеобразовательных школ должны отражать основные христианские религиозные традиции[19]. Данный список можно продолжить Германия, Греция, Австрии, Ирландии, Италии, Португалии, Египта. П. 1 ст. 24 Конституции Бельгии (1831) устанавливает: «Сообщество организует образование, которое является нейтральным. Нейтральность подразумевает, в частности, уважение философских, идеологических и религиозных взглядов родителей и учащихся. Школы, организуемые государственными властями, предоставляют вплоть до конца обязательного школьного обучения выбор между одной из признанных религий и преподаванием неконфессиональной морали[20].

В современности существуют четыре основные модели присутствия религиозной компоненты в общеобразовательных программах:

1) Религиозное образование прямо предписывается в государственных и в частных школах;

2) Религиозное образование допускается в государственных и в частных школах;

3) Религиозное образование разрешено только в частных школах;

4) Религиозное образование запрещено как в государственных, так и частных школах.

Наше государство как мыслиться относиться ко второй модели.

В Российской Федерации до принятия ФЗ «О свободе совести» у неверующих родителей возникали конфликты с администрацией школ, вводивших преподавание религиозных предметов, например Закона Божьего или Основ Православной культуры. Это происходило в связи с устоявшимся ошибочным мнением, что в сфере образования взаимодействие светской и религиозной (как правило, православно-христианской) культур осуществляется главным образом в форме столкновения и взаимного приспособления различных структур социального знания, как-то: типичных оценок, интерпретаций, суждений, относящихся к значимым (релевантным) реалиям общественной жизни[21].

Необходимо отметить, что указанную проблему несколько ранее разрешил принятый в новой редакции в 1996 году закон РФ "Об образовании"[22]. Он запретил создание в государственных и муниципальных образовательных учреждениях структур религиозных объединений и провозгласил светский характер образования.

Несмотря на это приверженцы советской атеистической модели образования сетовали на то, что «закон не провозгласил научно-материалистический, объективный характер образования в качестве одного из принципов государственной политики в области образования, чем, сузил возможности атеистического воспитания и светского образования учащихся, особенно в сфере получения ими гуманитарных знаний»[23]. Данное мнение базируется на представлении о том, что в светских государствах в образовательных учреждениях не могут преподаваться религиозные предметы.

Это мнение ошибочно, что подтверждают приведенные выше примеры, Наставления в одной превалирующей религии предлагает ученикам школы Греция, Италия, Польша, канадская провинция Квебек, наставления в одной из нескольких религий – Австрия, Германия, Испания, предлагается изучение курса «религиоведение», в составе которого преобладает история христианства, – Великобритания, Нидерланды, Норвегия, Финляндия, Швеция[24].

Но наряду с указанным ограничением Закон РФ «Об образовании» предоставил образовательным учреждениям право оказывать дополнительные образовательные услуги за пределами определяющих его статус образовательных программ, а также декларировал свободный характер посещения учащимися этих занятий. Т.е. в настоящее время светская основа системы образования не препятствует преподаванию религиоведческих дисциплин в государственных или муниципальных образовательных учреждениях[25].

Дальнейшее решение проблема религиозного образования получила уже в Законе 1997 г . Статья 5 предоставила каждому право на получение религиозного образования по своему выбору индивидуально или совместно с другими. Ответственность за этот процесс возлагается на родителей и лиц, их заменяющих.

Коллективное религиозное образование, согласно ФЗ «О свободе совести», осуществляется образовательными учреждениями, создаваемыми религиозными организациями.

Местные религиозные организации, в соответствии со ст. 18 ФЗ «О свободе совести» и ст. 11 Закона РФ "Об образовании", могут быть учредителями образовательных учреждений, регистрируемых в качестве негосударственных образовательных учреждений.

Что касается учреждений профессионального религиозного образования, то согласно пункту 6 статьи 8 ФЗ «О свободе совести» они создаются исключительно централизованными религиозными организациями. Целью духовных образовательных учреждений является подготовка священнослужителей и религиозного персонала. Они признаются религиозными организациями и подлежат государственной регистрации в органах юстиции, однако для получения права осуществления образовательной деятельности необходима лицензия Министерства образования России.

Таким образом, конституционное право на образование включает и право на светское образование и право на религиозное образование, а так же право на образование на основе религиозных убеждений и с религиозными элементами, с которыми должно считаться и государство, допуская их в той или иной степени в образовательную систему страны.

Вопрос о возможности преподавания религии в государственных школах был предметом внимания Комитета по правам человека ООН, который в комментарии (1993) № 22 (48) к ст. 18 Международного пакта о гражданских и политических правах (1966) установил, что обучение в государственных школах, касающееся общей истории религий и этики, разрешено, если это делается нейтрально и объективно. Но государственное образование, которое связано с обучением конкретной религии или вере, несовместимо с Пактом, если отсутствуют исключения или альтернативы для родителей или попечителей[26].

Современное общество строится на множестве важных принципов, одним из которых является толерантность. Согласно современному пониманию толерантность, от латинского «tolerantia» – терпение, есть терпимость к чужому образу жизни, поведению, чужим обычаям, чувствам, верованиям, мнениям, идеям. Толерантность является одним из основополагающих демократических принципов, неразрывно связанным с концепциями плюрализма, социальной свободы и прав человека[27]. Однако ранее в начале века под данным понятием понималась именно веротерпимость[28].

Важность данного принципа подчеркивается как в международном праве, к примеру, Декларация принципов толерантности принятая ЮНЕСКО в 1995 году[29], где толерантность определялась как ценность и социальная норма гражданского общества, проявляющаяся в праве всех индивидов гражданского общества быть различными, обеспечении устойчивой гармонии между различными конфессиями, политическими, этническими и другими социальными группами, уважении к разнообразию культур, цивилизаций и народов, готовности к пониманию и сотрудничеству с людьми, различающимися по внешности, языку, убеждениям, обычаям и верованиям, так и в отчестве ном законодательстве. Так была разработана Федеральная целевая программа "Формирование установок толерантного сознания и профилактика экстремизма в российском обществе на 2001-2005 год[30].

В бюджетах закладываются значительные средства на содействие развитию национальных культур и поддержку мероприятий по толерантности[31].

 Одним из направлений денной деятельности явлется «использование в полной мере возможностей отечественной системы образования при решении задач формирования утановок толерантного поведения»[32].

Данную задачу должна решить учебная дисциплина, в ходе изучения которой в течение школьного обучения, учащиеся получают знания о мировых религиях. Безусловно, особый акцент должен быть сделан на изучении той религии (если таковая существует), последователями которой на протяжении значительного периода времени является большинство жителей соответствующего субъекта РФ, области или района. Так в тех областях, где превалирует Православие, необходимо изучать в значительной мере именно историю и культуру данного исповедания, роль которого в частности отмечена в преамбуле ФЗ «О свободе совести», в тех областях, где превалирует ислам большую часть курса посвящать изучения данного вероучения.

Содержание религиозного образования, по мнению Синода РПЦ, должно формироваться с учетом исторических традиций и современных проблем и состоит в формировании жизненного стандарта, определенной системы ценностей, которые предопределяют поведение человека в различных обстоятельствах и делают насущной для него христианскую мотивацию поступков и решений.[33].

В современном российском обществе ведется дискуссия о целесообразности и законности введения религиозной или религиоведческой компоненты в школьное образование наряду с тем, что еще сильны устои научного атеизма, привитые десятилетиями существования советской школы, когда все знания о религии были полностью изъяты из школьных программ.

Итак, обсуждаются два вопроса:

1) Возможно ли введение в общеобразовательных школах изучение религиозных предметов в качестве факультативов вне рамок образовательной программы?

2) Возможно ли введение в образовательный стандарт, религиоведческой компоненты?

На первый вопрос ответ дается в ФЗ «О свободе совести»: «По просьбе родителей или лиц, их заменяющих, с согласия детей, обучающихся в государственных и муниципальных образовательных учреждениях, администрация указанных учреждений по согласованию с соответствующим органом местного самоуправления предоставляет религиозной организации возможность обучать детей религии вне рамок образовательной программы» (п. 4 ст. 5).

На практике не менее чем в 20 субъектах Российской Федерации к 2002 году по инициативе и за счет региональных властей было введено преподавание православного вероучения в светских школах. В частности, губернатор Курской области А. Руцкой постановлением № 675 в 1996 году утвердил специальную областную программу, в соответствии с которой в 300 государственных школ области было введено преподавание православной культуры. Губернатором Смоленской области В.Н. Масловым 26 мая 2003 года было издано распоряжение о мерах по реализации договора со Смоленской и Калининградской епархией РПЦ от 15 января 2002 года. Пунктом 3 указанного распоряжения поручалось областному департаменту по образованию и молодежной политике разработать и ввести в региональный компонент государственного образовательного стандарта учебный предмет «История православной культуры земли Смоленской»[34].

В 2006 году некоторые информационные агентства сообщили о том, что в 4 регионах РФ с этого года в обязательном порядке введен предмет «Основы Православной культуры». Некоторые родители даже обратились прокуратуру с жалобами.

Министерство образования объявило, что данная информация неверна и преподавание данного курса возможно только в добровольном порядке согласно законодательству о свободе совести[35].

Здесь становится актуальным второй вопрос: возможно ли введение в образовательный стандарт, религиозной или религиоведческой компоненты?

Введение данного предмета возможно в современном обществе, несмотря на позицию многих противников религиозной компоненты в образовании, главное избежать ошибок. 

Так необходимо четко регламентировать процедуру введения факультативного предмета, грамотно разработать программы с учетом культурной и религиозной истории тех или иных районов и областей нашей страны. Особое внимание уделить вопросу подготовки специалистов и преподавателей.

Социологический опрос, проведенный в 2002-2003 году в Белгородской области показал, что подавляющее большинство опрошенных (более 90%), как учащихся, так и родителей за введение подобного предмета, причем одновременно с этим многие согласились, что вести данный предмет должны светские[36] специалисты в области религиоведения, а не священнослужители[37]. Еще один социологический опрос, проведенный в сентябре 2006 года компанией «Башкирова и партнеры» против введения подобного предмета выступило лишь 23% опрошенных[38].

Изучение религиоведения или подобных предметов не должно включать в себя религиозных обрядов в течение занятий, но, безусловно, богослужения не возбраняются в другое, не учебное время и являются, осуществление права на свободу совести каждого.

Данный предмет вполне может быть включен в стандарт образования и в качестве спецкурса выбираемого учениками. Подобное решение выработал и Комитет по образованию и науке при Государственной Думе[39].

Итак, введение подобного предмета как общеобразовательного возможно только законодательным путем. Этот вопрос вполне актуален. Так депутат от фракции «Родина» в ноябре 2006 года внес проект поправок в ФЗ «О свободе совести», разрешающий преподавание религиозных дисциплин в школах.

В том же году Всемирный русский народный собор (ВРНС) выразил поддержку законодательной инициативе правительства Белгородской области о введении в общеобразовательную программу с 1 сентября 2006 года предмета "Православная культура".

"Государство, на наш взгляд, должно стимулировать и поддерживать изучение школьниками основ культуры исповедуемых ими религий, которые внесли и вносят огромный вклад в историю, традиции, язык и самосознание российских народов", - говорится в заявлении бюро президиума ВРНС[40].

В ВРНС также подчеркнули, что обучение православной культуре не нарушает прав и свобод личности, не противоречит принципу отделения государства от религиозных объединений, "так как речь идет о сугубо светском культурологическом образовании, исключая миссионерскую направленность".

В последние 10-15 лет у нас, по мнению Лебедева С. наметилась ориентация на интеграцию светского и религиозного содержания, в связи, с чем всем субъектам образовательного процесса необходимо решать весьма сложную проблему логического, ценностного, фактического и т.д. сочетания того и другого[41]. Причем взаимодействие религии и современного общества может быть понято как взаимодействие между двумя культурами — религиозной и светской, которые, по мнению Тенбрука, характеризуются свойством репрезентативности, т.е. свойством воздействовать на социальное поведение, поскольку они либо активно разделяются людьми, либо пользуются пассивным признанием[42].

Сегодня активно развивается светское религиоведческое образование. Его осуществляет все больше и больше кафедр государственных ВУЗов, а так же научные центры, ведущие исследования по вопросам религии, религиозности населения. В качестве примера можно назвать кафедру религиоведения РАГС, кафедру религии и религиоведения МГУ, Центр социологических исследований, Центр изучения религии Российского государственного гуманитарного университета, Научно-исследовательский центр «Религия и общество» Санкт-Петербургского университета, ряд институтов РАН, а также негосударственные учреждения и организаций: Православный Свято-Тихоновский Гуманитарный Университет, Институт религии и права, Центр «Религия в современном обществе» Российского независимого института социальных и национальных проблем и др.

Исходя из всего вышеперечисленного, необходимо определить направления и виды государственного контроля в сфере образования.

1) Первичный контроль за созданием негосударственных религиозных учебных учреждений.

Данный контроль состоит в государственной регистрации данных учреждений, а так же лицензировании и аккредитации[43] высших учебных заведений.

Лицензирование образовательной деятельности регламентировано следующими документами:

- Законом РФ "Об образовании";

- Федеральным законом от 22 августа 1996 г . N 125-ФЗ "О высшем и послевузовском профессиональном образовании"[44];

- Положением о лицензировании образовательной деятельности, которое утверждено постановлением Правительства РФ от 18 октября 2000 г . N 796[45].

Регистрация образовательной организации имеет свои особенности. Так финансово-хозяйственную деятельность организация может осуществлять, как только зарегистрируется в качестве юридического лица. А образовательную деятельностью она вправе вести только после того, как получит лицензию (разрешение) на ведение образовательной деятельности.

Здесь важным аспектом является следующий - разовые лекции, стажировки, семинары и другие виды обучения, после которых не выдаются документы об образовании и (или) квалификации, а также индивидуальная трудовая деятельность, включая профессиональную подготовку, лицензированию не подлежат. Но именно данной нормой могут пользоваться религиозные организации, чтобы прикрыть свою образовательную деятельность. Соответственно контролирующий орган должен уделять повышенное внимание к любым образовательным процессам.

Тем более, что под прикрытием различных учебных заведений во многих регионах Российской Федерации осуществляют деятельность эмиссары экстремистских организаций. Этот процесс и характер получаемого образования в должной мере государством не контролируется, а деятельность духовных образовательных учреждений на территории России зачастую осуществляется без лицензии[46].

 Продолжение статьи

Главная страница | Статьи и выступления
Федор Куприянов, Москва, ул.Острякова д.3, телефон: +7 (495) 745-15-51 моб. +7 (916) 41-41-239