Победа над порочной практикой применения таможенного законодательства или "Рекомендации по использованию автомобиля до момента, когда его цена составит 0 рублей 00 копеек"

В 2003 году инвалидом 1 группы был  приобретен на внутреннем рынке импортный автомобиль с ручным управлением у авторизованного дилера  за полную стоимость.

 В соответствии с ст. 149 Налогового кодекса автомобиль виду установки ручного управления при таможенном оформлении был освобожден от уплаты НДС.

При этом таможенные органы на основании распоряжения ГТК России от 6.11.2001 г. № 1031-р контролировали использование автомобиля в течение 1-го года - инвалид представлял автомобиль Вам для осмотра - действительно ли на автомобиле установлено ручное управление. При этом в ПТС была занесена надпись об ограничении в отчуждении автомобиля. В подобных случаях отчуждение происходило без всяких затруднений по истечение года.

Однако когда в 2007 году собственник решил продать свой автомобиль в связи с тем, что он имеет значительный пробег, попадал в аварии и утратил надежность, необходимую для автомобиля, которым пользуется инвалид-колясочник. Выяснилось,  что вступил в действие новый Таможенный кодекс, автомобили решением правительства[4] исключены из списка средств реабилитации инвалидов, а так же было отменено вышепоименованное распоряжение, предусматривавшее годичный контроль.

Таможенные органы сообщили, что теперь контроль уже не годичный, а "пожизненный" и отчуждать автомобиль без уплаты НДС невозможно.

В связи с сложившейся ситуаций адвокат Куприянов Ф.А. обратился в суд с заявлением в порядке ст. 25 ГПК об оспаривании решения, действия (бездействия) органа государственной власти - Московская Северная таможня.

В ходе судебного процесса адвокат доказал отсутствие права на запрет в отчуждении автомобиля, а так же то, что ныне действующие правоприменительные норны таможенных органов ухудшают положение Доверителя и как следствие обратной силы не имеют.

Суд полностью удовлетворил заявленные адвокатом Куприяновым Ф.А. требования и обязал Северную таможню разрешить отчуждение автомобиля без уплаты НДС.

 

Речь адвоката Куприянова Ф.А. в защиту интересов N.

Ваша честь!

Моим Доверителем в марте 2003 году был приобретен на внутреннем рынке автомобиль «Шкода Октавия», с ручным управлением, у авторизованного дилера за полную стоимость, уменьшенную на размер НДС, а вовсе не безвозмездно, как ошибочно указанно в обжалуемом письме таможни. Это подтверждается отзывом и документами, предоставленными третьим лицом ООО «...» (в дальнейшем Дилер), которое и продало указанный автомобиль моему Доверителю.

1) Все таможенное оформление было проведено Дилером, и мой Доверитель не имел никакого отношения к таможенному оформлению и не являлся субъектом правоотношений, связанных с уплатой таможенных платежей. Мой Доверитель автомобиль не ввозил и не декларировал.

Предыдущий собственник - организация-продавец передала моему Доверителю автомобиль и к нему паспорт транспортного средства (ПТС) на его имя, в котором  оказалось указано, что отчуждение автомобиля  допустимо только с разрешения таможенных органов, причем о каких-либо обременениях автомобиля, к примеру, в виде отсрочки уплаты НДС моему Доверителю сообщено не было.

При продаже Дилер на основании действовавшего тогда законодательства разъяснил моему Доверителю, что продаваемый автомобиль виду установки ручного управления при таможенном оформлении освобожден от уплаты НДС в соответствии со ст. 149 Налогового кодекса.

Освобождение какого-либо товара от налогообложения согласно ст. 149 НК ПФ, как правильно представлял, совершая покупку, мой Доверитель, принципиально отличается от отсрочки уплаты налога. Это подтверждалось и многолетней сложившейся практикой покупки инвалидами, к примеру, автомобилей «ОКА» с ручным управлением, выпускаемые заводом СеАЗ в Серпухове. Эти автомобили, освобождены от НДС, но никто не требует его доплаты при перепродаже и демонтаже ручного управления.

Дилер так же разъяснил моему Доверителю, что согласно действующему в тот момент законодательству, а именно  распоряжению ГТК России от 6.11.2001 г. № 1031-р, таможенные органы собираются контролировать использование покупаемого автомобиля в течение 1-го года. Т.е. срок действия ограничения указанного в ПТСе сохраняется в течение одного года. Цель данного ограничения - не контроль последующего использования товара инвалидом, а гарантия что автомобиль действительно попадет к инвалиду по цепи организаций - импортеров и продавцов. Поэтому и срок такой короткий, а ранее подобное ограничение, если и накладывалось, снималось с инвалидов через 3 года.

Важно отметить, что мой Доверитель никогда не подписывал никаких обязательств по бессрочному ограничению использования его собственности – автомобиля, да и таких ограничений на него лично никто не накладывал.

Так же обращаю внимание, что Дилер в своем отзыве указал, что Таможенные органыникогда не возлагали на него обязанности разъяснять покупателям инвалидам их обязанность использовать покупаемый автомобиль до его полной амортизации или их обязанность уплатить НДС при последующей продаже автомобиля. И что подобной обязанности и не могло быть на возложено на Дилера, т.к. автомобили именно освобождались от уплаты НДС, а не производилась отсрочка уплаты налога.

В настоящее время с момента покупки скоро исполнится 5 лет, в связи, с чем мой Доверитель приобрел иное транспортное средство с ручным управление и желает продать названный автомобиль за ненадобностью.

Однако Письмом ответчика №// ему было незаконно отказано в разрешении на отчуждение принадлежащего ему на праве собственности автомобиля «Шкода Октавия», чем неправомерно ограничено его конституционное право – право собственности, а именно свобода распоряжения своей собственностью (ст. 35 Конституции).

В случае отчуждения Таможенные органы незаконно требуют уплатить денежную сумму в размере НДС, от уплаты которой данный товар был освобожден, что составляет приблизительно 100.000 руб.

Данное толкование фактически лишает смысла статью 149 НК. В Письме юридический термин «освобождение от уплаты налога» трактуется, как «временная отсрочка уплаты налога». Данное толкование термина идет в разрез с основными доктринальным толкованием данного юридического термина в Налоговом праве.

Если согласится с подобной трактовкой, получается, что ст. 149 не более, чем фикция! Очевидно, что автомобилем с ручным управлением  невозможно пользоваться до полной амортизации, т.е. до того момента, когда его цена равняется 0 рублей! Это невозможно! Более того, если стоимость автомобиля равна 15% его первоначальной стоимости, это свидетельствует о том, что тормоза работают на 15%, т.е. не работают, рулевое управление работает на 15%, т.е. вообще не работает и так далее. Такой автомобиль опасно эксплуатировать! И уж тем более использовать для целей реабилитации инвалида! Как призналась в ходе беседы представитель Ответчика она никогда бы не села в автомобиль стоимостью 15% от первоначальной цены, т.к. это опасно для жизни. Думаю и никакой разумный человек этого бы не сделал.

Безусловно, и законодатель не имел ввиду подобного понимая ст.149 НК РФ, поэтому с начала предоставления льгот инвалидам по импорту автомобилей с ручным управлением в Россию везены десятки тысяч таких автомобилей, но ни один субъект еще ни разу не уплатил НДС при отчуждении и ни один покупатель в последующем. Таких случаев не было ни одного и быть не может.

Почему таможенники под надуманным предлогом решили впервые обобрать именно моего Доверителя - инвалида-колясочника не понятно.

Данный факт может быть подтвержден сотнями свидетельских показаний инвалидов, приобретших разнообразные автомобили с ручным управлением. Все они могут засвидетельствовать, что они приобрели автомобиль с ручным управление именно с освобождением от уплаты НДС, а затем его продали третьим лицам, без уплаты НДС и каких-либо ограничений, в ситуации, идентичной сложившейся в отношении моего Доверителя.

 2) Изменения законодательства, произошедшие после покупки автомобиля, в силу ст. 4 ТК не могут распространяться на правоотношения, возникшие ранее.

В ответ на наш запрос было получено от Ответчика письмо имеющееся в деле, в котором указывалось, что на момент приобретения автомобиля в марте 2003 года действовал подпункт «б» пункта 1 распоряжения ГТК России от 06.11.2001 №1031-р «Об освобождении от обложения НДС», согласно которому таможенный контроль за целевым использованием осуществляется в течение года. Данный пункт потерял свою юридическую силу в 2004 году, в связи с тем, что 1 января 2004 года вступил в силу новый Таможенный Кодекс. На основании этого ВрИО руководителя Федеральной Таможенной Службы Малининым В.М. был сделан вывод о том, что автомобиль не может быть отчужден без оплаты НДС в течение всего срока его использования, т.к. контроль теперь бессрочный.

Налицо юридическая ошибка в применении срока действия законодательной нормы. Согласно ст. 4 ТК РФ, акты таможенного законодательства, указы Президента Российской Федерации и постановления и распоряжения Правительства Российской Федерации применяются к отношениям, возникшим после введения их в действие, и не имеют обратной силы, за исключением случаев, когда они улучшающие положение лиц. Таким образом, данная норма о годичном сроке контроля должна быть применена к сложившейся ситуации, т.к. автомобиль моим Доверителем был приобретен в 2003 году, т.е. после принятия распоряжения ГТК и до вступления в силу Таможенного кодекса. Причем потеря юридической силы данной нормой Распоряжения ГТК явно ухудшает положение моего Доверителя.

Аналогичная норма об обратной силе принимаемых норм содержится и в ст. 5 Налогового Кодекса РФ.

 3) Из представленной Дилером в суд копии Таможенной декларации видно, что надпись на ПТС, запрещающая дальнейшее отчуждение, ошибочна. П.8а Декларации таможенной стоимости указано, что не имеется никаких ограничений покупателя в отношении пользования товаром. Этот пункт неопровержимо свидетельствует о том, что наложение оспариваемого ограничения ошибочно, т.к. подобного ограничения не имелось при составлении Декларации таможенной стоимости. Процедура годичного контроля установлена для обеспечения передачи автомобиля именно инвалиду. Но после получения инвалидом автомобиля, он имеет право пользоваться автомобилем без каких-либо ограничений, в том числе отчуждать без каких-либо дополнительных платежей. Именно на это и указывает п.8а Декларации таможенной стоимости.

 4)В завершение речи хочу обратить внимание Суда на то, что в настоящем процессе стороны ссылаются на одни и те же нормы закона, положения Распоряжения ГТК №1031-р, причем понимают и толкуют данные законодательные нормы по-разному. Считаю, что сложившаяся ситуация напрямую подпадает под действие ст. 3 НК РФ, в пункте 7 которого закрепляется, что все неустранимые сомнения, противоречия и неясности актов законодательства о налогах и сборах толкуются в пользу налогоплательщика (плательщика сборов), т.е. неустранимые противоречия рассмотренных нами актов должны быть истолкованы в пользу моего Доверителя.

 В связи с вышесказанным и на основании ст.ст.3, 5 Налогового Кодекса РФ, ст. 4 Таможенного кодекса РФ, ст.ст. 255, 258 ГПК

прошу:

1. Признать незаконными обязанности, возложенные на Заявителя Московской Северной таможней и изложенные в обжалуемом письме.

2. Признать незаконными ограничения права собственности заявителя, описанные в обжалуемом документе, и обязать Московскую Северную таможню устранить в полном объеме допущенное нарушение прав и свобод гражданина и препятствие к осуществлению гражданином его прав и свобод, путем  проставления в Паспорте транспортного средства соответствующей записи[1].

--------------------------------------------------------------------------------

[1] К примеру, проставлением записи: «Отчуждение разрешено» или записи указывающей на недействительность записи, имеющейся на данный момент в ПТСе моего Доверителя.

Главная страница | Статьи и выступления
Федор Куприянов, Москва, ул.Острякова д.3, телефон: +7 (495) 745-15-51 моб. +7 (916) 41-41-239