Победа над квартирными рейдерами

В России получил распространение противозаконный метод захвата чужого имущества, известный как "рейдерство".

Рейдерство многолико, но захватчиком всегда являются сильные и юридически грамотные лица, а потерпевшими - относительно слабые и юридически неподготовленные граждане и организации. Успех рейдеров возможен только там, где они не встречают активного сопротивления, в первую очередь правового.

Характерно использование рейдерами для реализации своих преступных планов  правоохранительных органов и судов.  Ведь мало просто захватить имущество, надо еще получить его в собственность.

При захвате квартир рейдеры пользуются низкой грамотностью населения и выбирают жертву исходя из того, что в суде  объект агрессии не сможет в должной мере воспользоваться своими правами, а потому судья вынесет решение в пользу захватчиков,  которые  более грамотно докажут свою неправедную позицию.

К адвокату Куприянову Ф.А обратилась семья, попавшая в подобную ситуацию.

Рейдеры или как они именовались в суде оболваненной ими 85-летней «истицей»: "Добрые молодые люди, одетые в темную одежду" (даже имен «благодетелей» она не знала), нашли пожилую женщину Н. в Боткинской больнице, где она проходила краткосрочное лечение.

Н. проживала одна в квартире, которую более 10 лет назад подарила дочери г-на И.  Все они жили в одном подъезде. Дочь в свое время выросла чуть ли не на руках Н., назвала ее тетей, а дорогой подарок был благодарностью Н. за более чем 20-летнюю до времени дарения безвозмездную помощь И. и всей его семьи - немощной Н., после потери Н. мужа и  связанного с этим начала серьезной болезни.

"Добрые люди" после непродолжительного знакомства внушили старушке, что свою квартиру г-ка Н. никому не дарила, что квартиру у нее отобрал И. и чтобы восстановить справедливость необходимо подписать судебную доверенность и дать обещание слушаться «добрых людей» и верить их обещаниям.

После того, как они вернут старушке квартиру, рейдеры обещали  взамен  возвращенной квартиры обеспечить  Н. переезд, в особый дом-интернат, якобы предназначенный исключительно для генералитета и похожий на пятизвездочный отель. Надо сказать, что старушка была вдовой погибшего офицера - сослуживца И. и обещание «генеральского» пансионата было выбрано рейдерами очень психологически верно.

Подав в суд, «рейдеры» изолировали Н. в «кремлевской» больнице, что стоило им видимо немало денег, но они отлично понимали, что допустить даже одну беседу между фактически ставшими родными Н. и И. - это проиграть. Ведь «стороны» судебного спора о квартире были близки – 50 лет!

Когда И. очень своевременно, не теряя времени, обратился к адвокату, ничего из вышеизложенного еще никому не было известно. И. обратился, чтобы найти пропавшую Н. А на следующий день им была получена повестка из районного суда. Рейдеры по доверенности начали дело о возврате квартиры.

 После первой же беседы с персоналом  Боткинской больнице Ф.Куприянову сразу стало ясно – это случай рейдерства и необходима помощь милиции.

Милиция в тот же день по заявлению адвоката допросила представителя Н. в суде юриста К., бывшую сотрудницу московских органов по распределению жилой площади, ранее уже привлекавшейся к уголовной ответственности по аналогичному делу (для осуждения доказательств не хватило). В ходе допроса выяснилось местонахождение Н. - в «кремлевке». После раскрытия места карантина держать Н. в дорогой больнице стало бесполезно, и ее вернули домой с наказом не говорить и не встречаться с И и его семьей. Видимо старушка подверглась какому-то психологическому воздействию. Ее словно подменили. С тех пор и по настоящее время она не идет ни на какой контакт с И. Просто не способна произнести с ними ни слова.

На встрече со сторонами при досудебной подготовке судья прямо заявила моему доверителю И., что он человек нехороший, что квартиру будет необходимо вернуть, и что судье «уже все и так понятно». Надо сказать, что подобный пассаж – грубое нарушение судебной этики, вынудивший было задуматься о беспристрастности судьи.

Однако в ходе судебного разбирательства  позиция судьи изменилась. Правда суд длился почти 10 заседаний. Адвокату Ф.Куприянову удалось «разговорить» свидетелей Истицы, которые были подготовлены ее юристом К. Бесхитростные подруги такие же старушки за редким исключением не были готовы читать свои подготовленные показания, не отклоняясь от текста ни в одном слове. И в ходе длительных допросов обязательно проговаривались, то есть начинали говорить правду, несмотря на шикание  К.

Со стороны И. адвокатом был разыскан и приглашен авторитетный военачальник в генеральском звании, немногим моложе истицы, который был в курсе всех этих отношений  семей своих бывших подчиненных.

Серьезный конфуз произошел при допросе Истицы.

Н. заявила, что якобы ни понимала значения подписанного у нотариуса много лет назад договора дарения, что ей договор никто не прочел, а сама она ничего давно не видит и прочесть просто не могла. В общем, якобы подсунули договор дарения и обманули. Вызванный нотариус Р. г-ки Н. не помнил и мог подтвердить только свою подпись. Его утверждение, что любой нотариус, и он в частности, всегда читает все тексты и разъясняет сторонам смысл написанного, суд не устроил: «Раз Н. не помните, то значит разъяснение ей сути договора дарения не доказано!»

После этого адвокат взял договор дарения и начал его как бы читать, но добавил в текст кроме дарения квартиры еще дарение дачи, дарение картин, и уже начал перечислять антикварную мебель. Старушка взвилась: «Там этого нет!» - «Как нет, - удивился адвокат, - Сами посмотрите!». Куприянов подошел к Истице и дал ей в руки спорный договор. Истица без очков, слегка вытянув руки, с лету прочла суду якобы неизвестный ей текст и констатировала: «Видите, ничего про дачу и картины нет!» Видим, видим, - сказал адвокат, - что вы и в 85 лет отлично читаете без очков и все понимаете. А 10 лет назад вы должно быть чувствовали себя еще лучше.

Крыть было нечем. Эта домашняя заготовка адвоката перевернула настроение судьи. А последний гвоздь в неправедный иск забил вызванный на допрос социальный работник.

 Адвокату удалось безусловно доказать правомерность и законность сделки по дарению квартиры. А так же противоречивость и ложность показаний самой Истицы.

Поскольку в ходе судебного следствия адвокат Куприянов Ф.А. неопровержимо доказал то, что Истица знала о совершенной сделке, в течение, по крайней мере двух лет, то им было принято решение для скорейшего окончания судебного процесса  заявить ходатайство о применении последствий пропуска стороной истца сроков исковой давности. Судья, кажется, был даже рад такому повороту темы.

В иске было полностью отказано. Мосгорсуд отказал рейдерам и в удовлетворении кассационной жалобы.

А что было бы со старушкой Н. выиграй она свой иск? Последствия известны из судебной практики. Сразу после возврата квартиры в ее собственность, она «продала» бы свою недвижимость рейдерам и немедленно оказалась бы в психо-неврологическом интернате для престарелых. Откуда даже пожаловаться невозможно. Какие жалобы от древней полоумной старухи? Вот такой ее ждал «пятизвездочный» отель. А может быть и хуже. Она могла бы скоропостижно умереть. Кто бы удивился, самый подходящий возраст. Так что адвокат Федор Куприянов не только защитил имущество доверителя, но и спас саму истицу.

Главная страница | Статьи и выступления
Федор Куприянов, Москва, ул.Острякова д.3, телефон: +7 (495) 745-15-51 моб. +7 (916) 41-41-239